?

Log in

No account? Create an account

Одиссея капитан- лейтенанта Гельмута фон Мюке. Плаванье Эйши

 

Многие ли из вас друзь знают эту фамилию? Думаю,что не многие. А история,связанная с ним занятна и очень увлекательна.В арабских странах он стал легендой.
Дело было так.
Первая мировая война. Англичане переправляют крупный десант австралийцев и новозеландев в Европу, для чего снаряжают большой конвой  с сильной охраной. Первой остановкой конвоя будет  сейчас малоизвестный остров Дирекции (архипилаг Коксовых остравов),а тогда стратегический  важный пункт где расположен английский пост и телеграф со связью с Европой.Но туда же  направляется и  легкий крейсер-рейдер кайзеровского флота “Эмден”, посланный сюда с целью уничтожить телеграфную станцию и нарушить сообщение с Европой.

Так случилось, что крупный конвой войсковых транспортов, идя под эскортом целой армады боевых кораблей на случай встречи с «Эмденом», проходил в районе Кокосовых островов как раз в то время, когда туда прибыл немецкий крейсер.

.9 ноября 1914 года «Эмден» подошел к северной оконечности острова. В 06:30, с первыми лучами рассвета, крейсер отдал якорь в порту Рефюдж — якорной стоянке острова Дирекции. Ночью Мюллер не решился подойти к острову из-за множества не отмеченных на карте рифов, не желая демаскировать себя прожекторами. Ожидая встретить вооруженный отпор, Командир “Эмдена”капитан 2 ранга Карл фон  Мюллер отправил на остров десант в составе 3 офицеров, 6 унтер-офицеров и 41 матроса на шлюпках, буксируемых паровыми катерами. Командиром десантной партии был назначен старпом крейсера капитан- лейтенант Гельмут фон Мюке, а его помощниками — младшие лейтенанты Шмидт и Гисслинг. С ними должны были высадиться на остров 32 вооруженных матроса и 15 технических специалистов — лучшие моряки крейсера девятого года службы.Утром 9 ноября десантники высадились на остров, не встретив сопротивления: на станции были лишь гражданские служащие.

У пирса рядом со станцией доживала свои дни марсельная шхуна “Эйша”( по другой версии произшения Айша). Старая шхуна, названная по имени любимой жены пророка Мухаммеда, принадлежала семейству Клунис-Росс и еще недавно совершала в год 2-3 рейса до Батавии и обратно с грузом копры и почтой, пока ее не заменили пароходом. Фон Мюке решил отправить “Эйшу” на дно, но прежде принялся крушить оборудование станции; его просто порубили топорами, а радиомачту взорвали. Поиск и уничтожение телеграфных кабелей оказались делом более сложным. Не успев закончить намеченное, фон Мюке услышал сигнал, требующий немедленного возвращения. Десантники погрузились в шлюпки и направились к крейсеру. Но тот уже выходил в море, отстреливаясь от невидимого противника. Догнать рейдер надежды не было. Пришлось возвращаться на остров и готовиться к обороне. Вскоре все прояснилось: “Эмдену” навязал бой превосходящий его скоростью и вооружением ( 152мм против 105 мм орудия Эмдена просто не доставали до крейсера)австралийский крейсер “Сидней”, который принял SOS, переданный сотрудниками станции, и поспешил на помощь. Собственно это бой также памятен и описан  в морской  истории (например, Бунич И. "Корсары кайзера)
Фон Мюке трезво оценил ситуацию:Терять людей в безнадежном бою за крохотный остров, он не хотел сдаваться тем более, оставалось одно - пройдя полмира,пробится домой, в Германию.Жители острава фотограферовались с командой и выглядели очень радостными.Причину этой радости Мюке понял позже.
Гельмут Мюке принял командование шхуной. На борт погрузили продовольствие в расчете на двухмесячное плавание (воды - только на месяц), и паровой катер поспешил до наступления темноты вывести шхуну в море на буксире. Глубины вокруг были небольшими, карты лагуны у немцев не было, и капитану пришлось взобраться на фок-мачту, откуда просматривалось дно бухты, и с помощью лоцманской дудки управлять курсом буксира. Выйти в море до заката не удалось. Резко наступившая темнота заставила Мюке перебраться на бушприт. Было несколько опасных касаний подводных рифов, но все кончилось благополучно, шхуна вышла на просторы Индийского океана. Так началось знаменитое плавание “ Эйши”.

Так началось знаменитое плавание Эйши

Сначала Мюке не спешил уводить шхуну от острова. Его не покидала надежда на возвращение “Эмдена” или подход угольщика, с которым у “Эмдена” здесь была назначена встреча. Но с рассветом увеличивалась опасность встретить корабли противника, и Мюке решил уйти. Только теперь он осознал кучу проблем, с которыми столкнулся.

После тщательного осмотра выяснилось, что шкипер не лукавил, говоря о плохом состоянии корпуса. Также стала понятна и причина радости жителей: шхуна старая, да еще кем-то продырявлена.борта подгнили, наличие воды в трюме говорило о многом. Корабельная помпа не работала, но ее удалось отремонтировать, и весь рейс она исправно трудилась. Состояние такелажа и парусов также не давало оснований для оптимизма.


Эйша
Экипаж предстояло обучить плаванию под парусами: из 50 человек только три офицера имели какую-то практику, полученную на учебных парусниках. Шхуна водоизмещением около 100 т и длиной чуть более 30 м была рассчитана на ко- манду из 6 человек: ровно столько на ней было спальных мест. Правда, имелся огромный пустой трюм, где прямо на балласте на тюфяках и разместилась основная часть команды. Однако первая же ночь показала, что идущую практически в балласте шхуну так швыряет на океанской волне, что ночевка в трюме оборачивалась борьбой за выживание. Хорошо, что на борту обнаружился запас старого такелажа - моряки стали плести гамаки. Худо дело было и с обмундированием: легкая морская форма при работе с парусами быстро изнашивалась. Но, по воспоминаниям участников этого плавания, самым “трагическим” в их одиссее было отсутствие зубных щеток.

Гельмут фон Мюке

На крохотном камбузе готовить на полсотни человек было невозможно. Из чушек чугунного балласта моряки соорудили очаг. Установить кастрюли на огонь не позволяла постоянная качка, их приходилось держать руками при помощи своеобразных ухватов, изготовленных из подручных материалов. Нехватка столовых приборов вынудила обедать по очереди. Возникла проблема и с водой. Судя по всему, из 4 цистерн питьевой воды на шхуне использовалась только одна. Остальные были в отвратительном состоянии, вода в них испортилась. Поэтому для экономии при приготовлении пищи пресную воду стали смешивать с морской. И набирать дождевую воду.

Столкнувшись с таким обилием проблем, Мюке на совещании офицерского состава принял решение идти в ближайший нейтральный порт, где есть немецкий консул. По военным законам того времени любой корабль воюющих стран мог зайти в такой порт на срок до 24 часов. Мюке надеялся встретить там немецкие торговые корабли и либо переправить на них своих моряков, либо получить у администрации порта все необходимое для продолжения плавания. Выбор не радовал разнообразием - Батавия на восточном берегу Явы и Паданг на западном берегу Суматры. Батавия ближе, но туда вел узкий, изобилующий рифами Зондский пролив, проход которым без навигационного оборудования весьма опасен. Кроме того, была вероятность встретить там английские или японские крейсера. Поэтому курс взяли на Паданг.Его определяли по звездам: компас был сломан.

На шхуне соблюдались порядки военного корабля. Велся судовой журнал. Регулярно определялось хронометрическое счисление путем наблюдения за высотой солнца, что позволяло узнать отклонение от генерального курса. Весьма полезным в этом оказался обнаруженный в каюте шкипера навигационный журнал с хронометрическим контролем и данными по девиации двухмесячной давности.

Матросов и унтеров разделили на 2 вахты. Но ежедневная приборка, обслуживание парусов, текущий осмотр и ремонт такелажа, работа с помпой и даже лекции и практика по основам парусного дела не могли заполнить все то время, которое по уставу отводилось для занятий моряков. Тем не менее, избыток свободного времени не подрывал строжайшую дисциплину на шхуне - сказывалась великолепная выучка немецких моряков.

С ветром им не повезло. Вместо северо-западного муссона, характерного для этого района зимой, “Эйшу” преследовали штили, прерываемые жестокими штормами с сильнейшими тропическими ливнями. Последние помогали пополнять запас пресной воды и решать вопросы гигиены - вся команда в такие моменты высыпала на палубу в чем мать родила для приема душа. А некоторые затыкали шпигаты и устраивали из палубы шхуны огромную ванну. Дождевая вода переливалась от борта к борту в такт качке - ну прямо джакузи...

Иногда за штилевой день течением шхуну сносило назад. Когда же удавалось поймать ветер, шхуна развивала скорость не более 5-6 узлов. И все же 23 ноября “Эйша” приблизилась к о.Сиберут. До Паданга оставалось около 80 миль. Механический лаг показывал, что с момента выхода из лагуны острова Дирекшн пройдено 800 миль. Учитывая состояние навигационных и штурманских приборов на борту, нужно признать выдающиеся штурманские способности Гельмута фон Мюке.

Далее путь лежал в проливе Сифлауэр вдоль западного побережья Суматры. Район изобиловал коралловыми рифами, карт не было, поэтому ночью приходилось стоять на якоре. Днем же Мюке посылал наблюдателей на мачты, чтобы они по изменению цвета воды предупреждали о приближении к мели...

27 ноября “Эйша” вошла в порт Паданг, где стояли торговые суда под немецким флагом. Здесь Мюке продемонстрировал талант дипломата. Администрация порта, не желая осложнений с англичанами, патрулирующими здешние воды, попыталась интернировать шхуну на том основании, что она является трофеем, а не военным судном, а лейтенант Мюке без соответствующего приказа не может быть признан ее командиром. Мюке выразил протест и заявил, что вопрос о статусе его и шхуны может обсуждаться только с немецким командованием, и попросил связаться с ним. Ввиду невозможности это сделать и твердой позиции лейтенанта голландцы замяли вопрос и доставили на шхуну провизию и воду. А в картах, навигационных инструментах, мыле, зубных щетках и порошке отказали: по мнению голландских чиновников, это увеличивало “боевой потенциал” шхуны и нарушало законы нейтралитета. Посему немецким морякам предстояло продолжить плавание без карт и с нечищеными зубами. Вечером 28 декабря “Эйша” покинула Паданг.

За время стоянки Мюке удалось договориться о рандеву с капитаном торгового парохода “Чойсинг”, который, как оказалось, был включен в состав судов обеспечения крейсера “- Эмден”. 4 января “- Эйша” вышла в назначенную точку. Опять то штиль, то шторм. Мюке опасался разминуться с “Чойсингом” и организовал круглосуточное наблюдение за горизонтом... Только 14 декабря “Чойсинг” появился, но штормовая погода не позволила судам сблизиться. Назначив встречу под прикрытием небольшого островка, они разошлись. Ночью разразился самый сильный за все плавание “Эйши” шторм. Один за другим с треском лопались паруса, их обрывки тут же уносил ветер, менять парус во время такого шторма было безумием. Появилась реальная опасность, что плохо управляемую шхуну вынесет в зону прибоя и выбросит на риф. В темноте ночи были видны только обрушивающиеся на палубу пенные гребни... Но удача не отвернулась от немецких моряков. К утру шторм стал стихать, удалось поставить запасные паруса, а к моменту встречи с “Чойсингом” опять начался штиль. Пароход взял шхуну на буксир и привел ее в бухточку небольшого острова, где суда встали борт о борт. Мюке решил продолжить свою одиссею на пароходе, а шхуну затопить. Сняли ванты, в бортах ниже ватерлинии пробили отверстия. Экипаж “Эйши” с грустью наблюдал, как медленно тонет шхуна, служившая им домом в течение полутора месяцев, на которой они прошли 1709 миль. Когда шхуна скрылась под водой, прозвучал залп из винтовок. Так закончилось знаменитое плавание “Эйши”.
Путь в Красное море был закрыт англйскими военными кораблями, но Мюке нашел на борту Чойсинга старый журнал, в котором рассказывалось о железной дороге в Йемене. Он твердо вознамерился найти эту дорогу.

Пройдя на “Чойсинге” Баб-эль-Мандебский пролив, десантники высадились на аравийском побережье Красного моря. Мюке поставил перед собой задачу вернуть на родину боеспособный отряд.


Comments

Браво Гельмуту фон Мюке, неунывающему капитану и отважному смельчаку! Только имея удивительную смелость и отменную удачу можно было пуститься вплавь на такой развалине, как "Эйша", а ещё благополучно пережить на ней не один шторм!
Читала и думала: вот бывают же такие капитаны! Где они, в нашем-то мире?:))))
А-А, Леди вот то и оно. Гельмут явно из " голубых людей"( или пассионариев ,если хотите), а Л.Лагин правильно отмечал,что что обыватель таковых не любит. Обыватель привык всёх и всё мерить по себе, поэтому он и не способен на Поступок. Готов поспорить,если бы те же реалии в фэнтези,( заменив Гельмута на Герфальта, команду на эльфов или местную Империю, англичан на еще кого -нибудь) сказали бы опять сказки рассказывают.
Э..."голубой человек" - это имеется ввиду "голубая кровь" или нестандартная ориентация?:))) Если последнее, то понятно, что именно тревожит обывателей.

А история Гельмута фон Мюке и вправду похожа на сказку!)))
Ни то и ни другое.
Л.Лагин Голубой человек "Я, признаюсь, поначалу не понял, о каких это таких "голубых людях"
разговор? Семинарист мне объясняет: это у актеров такое выражение в ходу.
Бывают в пьесах герои такие, не курят, не пьют, с девушками не гуляют и только, о том думают, как бы народу пользу принести. Актеров от таких ролей
рвет, зрителей театральных рвет. Играть такие роли противно, а смотреть, если человек более или менее умный и понюхал жизни, просто невозможно...
Потому что в жизни таких людей не бывает, а у нас, в Расее нашей любезной, еще почитай лет пятьсот не будет, поверьте моему слову...
Я тогда ему говорю, семинаристу: для обывателя любой человек, который заглядывает повыше своего личного благополучия - ненормальный человек; революционер - сумасшедший; а если он про-таких людей читает в книге или пьесу смотрит, то они для него "голубые", слава богу, несуществующие люди.
От подобных рассуждений обывателю не так совестно жить на свете. Раз "голубых людей" в природе не бывает, тогда какой с меня, с обывателя, может быть спрос? Посмотрите, мол, добрые люди, сами проверьте: вокруг меня, обывателя, все сплошь неголубые люди, сплошь, обыватели, все только вкарман себе норовят... И мечтать в таком случае вроде не надо...
Вот до чего верно подмечено Лагиным - "От подобных рассуждений обывателю не так совестно жить на свете."
Я бы даже от себя усилила сказанное: рядрм с такими "голубыми" людьми любой обыватель чувствует себя несостоятельно, потому что "не дотягивает".

Спасибо, мысль понятна. КАк по мне, так если бы не такие вот "голубые люди", мир бы потихоньку превратился в болото! Только ими и жив ещё этот несчастный мир.
Где ты нашёл такую интересную эпопею, как эта пресловутая одиссея?:)))
На канале Viasat History был сюжет о Гельмуте, я посмотрел и решил написать в журнал. Потом посмотрел материалы в Сети. Кмтати, я ведь история еще не закончена, я скоро расскажу как они пересекали пустыню, и таки добрались до поезда!
С интересом жду рассказа!
а не подскажете, где можно скачать этот выпуск?
хотя бы название?
К сожалению, не знаю его названия. Я сам в своё время наткнулся на его случайно.
Ну ты меня прямо-таки вдохновил своим рассказом!
(прости, мы на ты или на вы?.. я слегка конфьюзд))))
Спасибо за высокую оценку.А на что вдохновил? Можно на ты, если хочешь. Скоро вторую часть допишу.
Дописал вторую часть.Можно смотреть.
да, я уже читала, спасибо!
Спасибо за информацию! Вчера как раз по Хистори краем глаза подглядывала... (названия выпуска не знаю, т.к. самое начало не застала). Но меня, как с детства задвинутую на парусниках (с Эйши сюжет и начала смотреть), заинтересовал корабль. Подумалось: раз есть видео затопления "Эйши", то, может, и затопление "Фермрпил" кто-нибудь заснял? Как-никак 1907 г., из затопления целый церемониал устроили... Неужели никто так и не заснял?
Вот теперь сижу, ищу...