?

Log in

No account? Create an account

Зарисовки о коллективизации

 

Просто, цитаты, господа, просто цитаты.
!)Валерий Исаев. Соратник Сталина "Не один из них, стоявших в том дворе возле покидавшего их хлеба, не раз уже, наверное, прикинул, сколько ему осталось жить. Пелагея – день, Вадюшин – два-три, Василь Нехрюка – четыре, Вербин, умевший когда-то смеяться, и того меньше…

…Сердобольные и наивные дети, безгранично веря в сверхъестественные возможности матерей, приводили в дом голодных товарищей: «Мама, Гриша кушать хочет…» - говорили, забывая про свой собственный голод, помня чудом сохранившуюся среди них заботу о ближнем, почти выродившуюся у взрослых, занятых добычей съестного и постепенно теряющих всякие обязательства вначале перед чужими людьми, потом перед дальними родственниками, близкими и, наконец, перед своими домочадцами. Голод закрывал глаза стыду, притуплял совесть и сердце, ожесточал душу, делал ее решительной ко всему.

Воздух в деревне наполнился страшными соблазнами – спутниками голода, и люди стали бояться друг друга, все больше уединялись. Поначалу по извечной привычке кинулись было объединяться, хотели, как водится, гуртом встать против беды, да только очень скоро распалось то единение и обратилось в свою противоположность – крайнюю отчужденность, до ощущения опасности при виде человека, идущего навстречу; неслыханное по тем местам дело! А потом голод убил и этот страх в живых людях и породил равнодушие ко всему на свете, даже к самой смерти.

В эти дни никто уже ничего и никого не боялся, всем сделалось все равно, иные молили Бога, чтобы поскорее прибрал их, избавил от голодных мучений, послал им спасение от земных страданий.

Первых умерших хоронили в отдельных, с трудом выкапываемых зимой могилах. А когда силы иссякли, тогда стали тесниться: покойников, извиняясь перед Богом, укладывали в одну, вырытую сообща, с превеликим трудом неглубокую яму.

Все больше становилось пустых домов в Березниках: на Соловьевщине, на Поповщине, на Крючковщине..."
2)«Двойной заговор», М., «Олма-пресс», 2000 г., с.с.117-119
На финишной прямой.

К сентябрю 1931 года формально колхозы объединяли почти 60% крестьянских хозяйств. Кроме того, несмотря на то что коллективизация прошла, но все равно каждый год разгоралась битва за хлеб и мясо. Шолохов рассказывал, как выглядели заготовки скота на Дону. «По хуторам происходила форменная война – сельисполнителей и других, приходивших за коровами, били чем попало, били преимущественно бабы и детишки (подростки), сами колхозники ввязывались редко, а где ввязывались, там дело кончалось убийством.»
Что же касается хлеба… в июле 1932 года хлебозаготовки составили всего 55% от и без того заниженного плана. Теперь уже колхозы объявили «хлебную стачку», отказываясь сдавать хлеб по крайне низким закупочным ценам, фактически даром. Но каждый рубль по-прежнему шел на индустриализацию. И снова, в октябре 1932 года, в деревню были направлены чрезвычайные комиссии.

И снова крестьянство ответило отчаянным сопротивлением. Вот, например, почему Каганович ездил в Краснодар? Как вспоминал Хрущев, там началась забастовка. Казаки отказались обрабатывать землю. В порядке борьбы с забастовщиками казаки высылались в Сибирь целыми станицами. Другие станицы заносились на «черную доску» - в них полностью прекращалась всякая торговля, подвоз каких бы то ни было товаров, колхозникам и единоличникам запрещалось продавать свою продукцию. Метод, изобретенный Кагановичем, стал широко применяться по всей стране. Новый виток получила и депортация. Теперь уже выселяли людей целыми колхозами и деревнями, не разбирая правого и виноватого.

В остервенении борьбы у крестьян вывозили все зерно подчистую. Тогда они стали имитировать кражи – по ночам воровали сами у себя зерно. Ответом на это стал Закон о трех колосках. За хищение государственного, колхозного и кооперативного имущества предусматривался расстрел, который мог быть заменен лишением свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. По закону, принятому в августе 1932 года, уже к началу 1933 года было осуждено около 55 тысяч человек. Из них 2100 человек были приговорены к высшей мере наказания, а приведены в исполнение приговоры примерно в 1000 случаев.

Все эти меры вызвали новый всплеск восстаний. Особенный размах сопротивление приняло на Украине, которая как теперь, так и тогда тяготела к «самостийности». Там крестьянские восстания нередко переходили в националистические и проходили под лозунгами «За самостийную Украину». В начале 30-х годов там активно действовали подпольные организации «Союз освобождения Украины», «Украинский национальный центр» и «Украинская войсковая организация».
3) В.Солоухин Последняя ступень...Градостроительные, дорожностроительные, каналокопающие трудовые армии приняли форму лагерей, действительно легко мобилизуемые, легко управляемые, легко перебрасываемые с места на место, а главное дешевые. Труд в этих трудармиях ценился, конечно, не дороже, чем на проклинаемых в наши дни сахарных и прочих плантациях так называемых колониальных стран.

Но что было делать со стихией крестьянства? Как можно было миллионы мелких, инициативных, самостоятельных, индивидуальных хозяйств превратить если не в легко перебрасываемые (этого не терпит характер земледельческого труда), то, во всяком случае, в легко управляемую трудовую армию, разделенную на мелкие подразделения.

Для этого было нужно:

1. Отобрать у крестьян землю из личного пользования,
2. Отобрать у них средства производства, то есть лошадей и весь инвентарь.
3. Лишить их возможности пользоваться результатами своего труда, то есть все выращенные ими продукты труда отбирать, а им выдавать по строгой мерке.
4. Приучить их выходить на работу одновременно, по звонку, и уходить тоже по звонку, точь-в-точь как в лагере или на плантациях, то есть всюду, где труд не свободен, а принудителен.
5. Лишить их всякой инициативы, так чтобы крестьянин не знал даже, что он будет делать завтра, даже после обеда, а делал бы только то, что велит ему бригадир.
6. Максимально затруднить уход колхозников в город и вообще на сторону.

Всем этим требованиям и отвечала форма организации труда под названием колхозы. Эта форма была выдумана Троцким, а осуществлена Сталиным.

В 1929 -- 1930 годах, можно сказать, мгновенно все крестьяне России были мобилизованы и объединены в единую огромную трудовую армию, подразделенную на колхозы с централизованным подчинением через МТС, а также через районные и областные партийные организации.

Сотни крестьян подчиняются одному председателю, десятки председателей подчиняются одному секретарю райкома, десять секретарей райкома подчиняются одному секретарю обкома. Секретари обкома подчиняются известно кому... Вниз через эту систему пошли инструкции и указания, как сеять, что сеять, когда сеять, сколько сеять. Вверх по этой системе пошел хлеб и другие сельскохозяйственные продукты.

Но мы говорим сейчас не о производительной стороне колхозной системы, а о том, что и сами-то колхозы нельзя было бы организовать, не истребив предварительно самую инициативную часть крестьянства, его элиту, выросшую за десятилетия свободного крестьянского труда, если считать с 1861 года. Истребление этой головной, а в ином аспекте корневой части крестьянства, совпадало со смежной, а может быть, даже более главной задачей подрубить и ослабить корни народа как такового, о чем у нас, собственно, и идет речь. Отряхнув плоды, проредив крону, пора было приниматься за глубокие корни.

4)Иван Васильевич Овчинников «Исповедь кулацкого сына», М., 2000 г.. Не обошла эта операция и наше село. Я никогда не мог слушать без содрогания сердца рассказы о том, как изгоняли крестьян-«кулаков» из родного, с таким трудом обжитого края. Слезно-кровавая жатва  Чеки была здесь обильной. Выселяемым дали у них же отобранных лошадей, чтобы доехали до ближайшего города – Бийска. Составился огромный обоз, и, когда он тронулся, казалось, небо должно было обрушиться от начавшихся воплей, рыданий, стонов.

Я вижу этих бородатых сибирских стариков с аскетическими лицами, в последний раз держащих поводья своих подвод в черных от постоянной земляной работы мозолистых руках, босых, в холщовых домотканых кое-как скроенных рубахах с просоленными спинами; этих женщин-крестьянок в длинных до пят юбках, заламывающих руки в безысходном отчаянии; этих полуголых, кое-как одетых в лохмотья детей, сидящих на телегах, с потемневшими лицами, на которых в безмолвии застыли ужас и недоумение.


Однако, следует заметить,что именно колхозы и МТС приведшие в деревню технику оказались решающим фактором в ликвидации  постоянного присутствующего голода, обусловленного неплодородием суглинистых почв. Поэтому  коллективизация была необходима.Вопрос в форме её проведения.

Comments