?

Log in

No account? Create an account

Окончательные выводы


В своё время  я уже писал о катастрофе самолета польского президента Качинского по горячим следам.http://noldo-ecthelion.livejournal.com/14989.html
Теперь  можно подвести итоги. Окончательные выводы были сделаны Международной авиационной комиссией и обнародованы на пресс -конференции 12 января.
 Непосредственной причиной авиакатастрофы 10 апреля 2010 года под Смоленском, в которой погибли руководители Польши, стало то, что экипаж воздушного судна не принял решения совершить посадку на запасном аэродроме.

Как было установлено экспертами, Ту-154М президента Польши Леха Качиньского, перевозящий правительственную делегацию из Варшавы на траурные мероприятия в Катынь, должен был приземлиться 10 апреля 2010 года около 11 часов в аэропорту "Северный". Однако после того как польский борт пересек границу с Белоруссией и попал в зону ответственности российских диспетчеров, экипажу сообщили по радиосвязи, что "Северный" не может принять его. Над Смоленском в то утро нависли плотные низкие облака, сквозь которые невозможно был разглядеть огни посадочной полосы, а современной навигационной системой ILS, позволяющей самолетам садиться в автоматическом режиме, военный аэропорт, имеющий кодовое обозначение "Корсаж", оборудован не был.

Узнав о том, что командир борта PL101 свободно говорит по-русски, смоленский диспетчер передал ему: "На "Корсаже" туман. Видимость 400 метров. Условий для приема нет". Однако польский самолет продолжил движение к Смоленску.

Как следует из результатов расследования, после разговора с диспетчерами командир переключился на другой радиоканал, связавшись с экипажем другого польского правительственного самолета - Як-40, перевозившего членов той же делегации рангом пониже и благополучно приземлившегося на "Северном" двумя часами раньше. По мнению российских экспертов, пилот Як-40 внес свою лепту в трагедию, сообщив коллеге, что погодные условия на "Корсаже" действительно тяжелые, но попробовать посадку можно. После разговора с ним командир Ту-154М Аркадиуш Протасюк снова связался с диспетчером "Северного" и запросил так называемый пробный заход вместо того, чтобы сразу уходить на Витебск или Минск.

Как установили эксперты, польский летчик, хотя и обладал высокой квалификацией, не имел возможности постоянно "поддерживать форму" в экстремальных ситуациях, например, совершать посадки вручную в сложных погодных условиях. Другой проблемой пилота, как установили уже психологи, была его неспособность отстаивать собственную точку зрения среди подавляющего большинства. Иначе говоря, летчик любыми способами старался избегать конфликтов. В итоге, после того как в кабину поочередно зашли директор дипломатического протокола МИДа Польши Мариуш Казана и главком ВВС Польши Анджей Бласик, оказавшийся к тому же в состоянии легкого подпития (в крови погибшего генерала было обнаружено 0,6 промилле этилового спирта), и дали экипажу понять, что уход на запасной аэродром будет политически неверным, командир Протасюк, как полагают эксперты, пережил тяжелое нервное потрясение. "
 
Как отчетливо слышно в детальном видеоролике -реконструкции событий катастрофы, подготовленном комиссией. Очень хорош и подробен. Искринне рекоминдую смотреть. Ролик  здесь http://www.vesti.ru/doc.html?id=419941)
"Я не знаю, но если мы  здесь не сядем ,то он будет ко мне приставать" "Он взбесится"( о заходе на запасной аэродром).
Очевидно, что в случае захода на аэродром командир  самолета ожидал негативной реакции "главного пассижира". Прим. моё. Э.)
 

Оказавшись в состоянии стресса, пилот начал совершать одну ошибку за другой. Подлетев к Смоленску, он получил разрешение от руководителя полетов только на снижение до стометровой высоты принятия решения с обязательным уходом на второй круг в том случае, если на этом уровне не будет видна земля. "Посадка дополнительно", - предупредил диспетчер, давая таким образом понять, что разрешение на приземление нужно будет запрашивать у него повторно. Однако пилот Протасюк, подтвердив получение команды словами: "Так точно", начал совершать посадку в полностью автоматическом режиме, доверив автоматике управлять положением машины в пространстве и тягой двигателей, что стало, по мнению экспертов, его первой ошибкой.

В аэропортах, не оборудованных точными системами посадки, на которые может сориентироваться навигационное оборудование самолета, выстраивать траекторию посадки разрешается только вручную. Как следствие, в начало наклонной посадочной прямой-глиссады Ту-154М не вписался, оказавшись значительно выше. Чтобы скорректировать ошибку, экипажу пришлось задать машине скорость снижения порядка 8 м/с, вдвое превышающую разрешенную. Роковую роль в трагедии сыграли и данные высотомеров самолета, показывающих экипажу высоту летящей машины. Радиовысотомер, фиксирующий расстояние до земли по отраженному сигналу, дал недостоверные показания из-за глубокого лога, расположенного под траекторией снижения. Барометрический же высотомер, ориентирующийся на изменение атмосферного давления с набором высоты, кто-то из членов экипажа случайно сбил сам, выставив на нем нормальное давление 760 мм ртутного столба вместо реальных 745 мм.

Пилоты, как полагают эксперты, должны были обратить внимание на огромную вертикальную скорость и путаницу с высотами. Наконец, они, как установили специалисты, проигнорировали неоднократные голосовые предупреждения системы TAWS, сообщавшей об опасном сближении с землей, а на последнем этапе "кричавшей" им "Pull up!" ("Тяни вверх!"). Однако они, по всей видимости, смотрели не на пульт управления, а в лобовое стекло, рассчитывая увидеть землю, скрытую под плотным слоем облаков. Когда земля, наконец, показалась, было уже поздно - задев крупную березу, машина с оторванным левым крылом перевернулась вверх колесами и врезалась в землю.

В отчете содержатся четыре страницы рекомендаций для 36-го спецполка ВВС Польши, летчики из которого управляли Ту-154. В частности, отмечается, что члены экипажа не проходят подготовку на тренажерах, также в полку не проводится спецподготовка перед особо важными полетами.

Кроме того, по словам главы МАК Татьяны Анодиной, специалисты МАК после случившегося под Смоленском пришли к выводу о необходимости на международном уровне разработать запрет на нарушение "стерильности кабины" - нахождение в кабине пилотов посторонних лиц: "Мы считаем целесообразным запрет на нахождение в кабине экипажа посторонних лиц и закрепление этого положения на законодательном уровне".

http://www.newsru.com/world/13jan2011/miller.html#1


 


Comments