?

Log in

No account? Create an account

По закону или по справедливости? Как выглядит принцип верховенства закона на практике

Сегодня на Право .ру увидел изумительную по откровенности статью "Англия vs Россия: как вернуть крупный бизнес в отечественную юрисдикцию ", мимо которой просто не мог пройти: нижеприведенный откровок из нее очень уж иллюстририрует, то что обычно понимают под фразой о "верховенстве права"
...
"Какие изменения нужны нашей юрисдикции

Не хватает гибкости. У нас все еще содержится избыточное число императивных норм и бессмысленной бюрократии, особенно в ведомственных нормативных актах. Некоторые такие документы сами по себе тормозят развитие бизнеса, например, ограничения в области валютного контроля. Кроме того, до сих пор существует кардинальное недоверие к правоприменительной практике, особенно в отношении судопроизводства и правоохранительных органов.

Артем Жаворонков, партнер петербургского офиса Dentons.

"Суд в России избыточно социален, полагают юристы, и это не всегда хорошо для бизнеса. Российские судьи любят искать в споре слабую сторону и защищать ее, подозревая более сильного участника дела в нечестной игре, если не в мошенничестве, считает старший юрист Lidings Антон Новосельцев. В то время как с точки зрения английского права соглашение сторон свято: «Ты мог заключить плохой договор, но в большинстве случаев тебе придется его исполнить, ведь ты его в свое время одобрил». "
В России суды часто стремятся помочь сторонам исправить их ошибки или просчеты при заключении контракта, рассказывает Панов (

Андрей Панов, старший юрист международной юрфирмы Norton Rose Fulbright). И подобная непредсказуемость отпугивает бизнес от отечественной судебной системы. Английское право в то же время дает еще и другие процессуальные преимущества. Так, в британских судах можно эффективно использовать институт свидетельских показаний, что для российской арбитражной системы редкость. " Англия vs Россия: как вернуть крупный бизнес в отечественную юрисдикцию https://pravo.ru/story/201135/

Суд  в России - избыточно социален? Не находите, какая прелесть ?  Речь идет о  фундаментальном столкновении теории правового позитивизма (юридического позитивизма, позитивного права) и естественного  права (права справдливости). Первое, всегда исходило из того,что законно то,что установлено, неважно справедливо оно или нет. На практике получаем,что  даже  если некое действие разрешено законом, но явно аморально или несправдливо, нет ничего плохого в том,чтобы использовать подобное.  Т.е. то самое,что в цитате выше «Ты мог заключить плохой договор, но в большинстве случаев тебе придется его исполнить, ведь ты его в свое время одобрил». "
В целом, сторонники концепции «естественного права» ставили вопрос следующим образом: в противоположность действующим в данный момент нормам (как мы бы сегодня сказали «позитивному праву») должны быть введены такие-то «вечные» нормы, не зависимые от случайностей времени и места, воли законодателя и  т.п. преходящих моментов, которые вытекают из неизменных условий общежития и естественной природы человека.
На мой взгляд, одним из важнейших вопросов, поставленных школой «естественного права» есть вопрос о пределах права, когда сам закон оборачивается в свою противоположность.  Ярким примером подобного подхода является следующее суждение, приводимое Л.Л. Фуллером: «Закон, которому человек не может подчиняться и который он не может соблюдать, ничтожен и не является законом: невозможно ни повиноваться противоречиям, ни действовать в соответствии с ними» (Vaugran C. J. Tomas v. Sorrel, цитируется по Мораль права/Лон Л. Фуллер; пер. с англ.  Т. Даниловой под ред. А. Куряева. – М.:ИРИСЭН,2007. с. 47).
Причем особо меня задел, тот факт,что ни сами авторы, ни редакция "Право ру" не  рефлексирует как чудовищно цинично звучит их тезис об избыточной социальности суда в России. Точнее, классовость права понятна, но она весьма редко так откровенно выражается.
Здесь можно говорить  о том,что современные легисты фактически пытаются зачеркнуть  давнюю традицию естественного права (права справедливости).

Более того, в пределе узко легисткое толквование права приводит к неразрешимым противоречиям. Например, можно вспомнить о знаменитой формуле Радбруха (формуле справедливости). В статье «Законное неправо и надзаконное право» Густав  Радбрух сформулировал, под влиянием событий Второй Мировой войны и нацистского режима в Германии  следующее положение: «Конфликт между справедливостью и правовой стабильностью мог бы быть разрешен в том смысле, что позитивное и облеченное властной санкцией право имеет приоритет даже тогда, когда оно по содержанию несправедливо и нецелесообразно. Исключение составляют лишь ситуации, когда действующий закон становится столь вопиюще несовместимым со справедливостью, что закон как "несправедливое право" отрицает справедливость. Невозможно разграничить случаи "законодательного неправа" и закона, действующего вопреки своему несправедливому содержанию. Зато можно четко определить: когда к справедливости даже не стремятся, а когда равенство, составляющее ее основу, сознательно отрицается в правотворческом процессе, тогда закон не является лишь "несправедливым правом", но даже более того - он является неправовым по своей природе, ибо право, включая и позитивное, нельзя определить иначе, чем порядок и совокупность законов, призванных по сути своей служить справедливости. И этому критерию право нацистов не отвечает ни в целости, ни в отдельных его частях».
Известный специалист по сравнительному правоведению Рене Давид , характеризируя экзегетическое (приближенное к букве закона и стремящееся уловить истинную волю законодателя) толкование ФГК, не зря  подчеркнул что  к концу XIX в. оно оказалось бессильным поддерживать динамику правового регулирования ( см. Давид Р. Основные правовые системы современности. М.: Прогресс, 1988. с. 78).

Comments

Вот прям не удержусь и процитирую: «любое право, данное договором, может осуществляться против обязанной стороны лицом, которому право предоставлено, независимо от того, насколько злым, жестоким или подлым является мотив, который служит причиной для осуществления права. Можно сказать без преувеличения, что некоторые из самых жестоких случаев, которые доходят до суда, являются всего лишь осуществлением права, данного договором». Это из дела Allen v Flood [1898], которое стало прецедентом.

Свобода договора, как и неприкосновенность права собственности, абсолютизировалась в общем праве, и суды были вправе рассматривать только действительность договоров и обладают ли они исковой защитой, но не могли вмешиваться в осуществление субъективных прав на основании принципа добросовестности.
Совершенно верно. Спасибо за цитату -очень яркая иллюстрация.