?

Log in

No account? Create an account

Что такое Реставрация -исторический контекст

Прежде чем, говорить о реставрации в России. Разбирем момент,что такое Реставрация как часть революционного исторического цикла.
  unrealcolonel пишет "Очевидно, что мы сейчас где то в периоде между вторым возвращением Бурбонов на трон и революцией 1830-го года - если сравнить с Францией и между реставрацией Стюартов и Славной революцией, если сравнивать с Англией. Скорее всего даже в периоде между 1815-м годом и сменой на троне более осторожного Людовика 18-го крайним реставратором Карлом 10-м во Франции и между реставрацией Стюартов и сменой Карла 2-го - опять же довольно осторожного политика - его братом Яковом 2-м - тоже ярым реакционером - в Англии. Естественно, никаких гарантий того, что у нас все пойдет по сильно похожему сценарию с теми же фазами нет и быть не может, только вероятность. Тем более, что у нас кроме буржуазно-демократической революции была еще и впервые в мире социалистическая - прежнего опыта которой человечество вообще не имеет.

Интересует эта тема не только меня. В частности, в своем ЖЖ ее развивает ув. maysuryan - см. прежде всего серию постов "Исторические элементы" по ссылке

А вот в этом ролике


Революция и реставрация как ее этап.

А как оно было во Франции ?
Для того,чтобы это показать, я буду цитировать Евгения Викторовича Тарле, благо у него   изумительно смена исторического революционного цикла разобрана.
Я буду давать цитаты по книге Е.В. Тарле Избранные сочинения в IV томах . Том второй. Ростов н/Д, Феникс, 1994

"Моя система защиты ничего не стоила, потому что средства были слишком не в уровень с опасностью. Нужно было бы снова начать революцию, чтобы я мог получить от нее все средства, какие она создает. Нужно было взволновать все страсти, чтобы воспользоваться их ослеплением. Без этого я не мог уже спасти Францию», – Наполеон, вспоминая о 1815 г."(Наполеон, с. 386)

"«Державы не со мной ведут войну, а с революцией. Они всегда видели во мне ее представителя, человека революции»." Наполеон, о себе после Ватерлоо (Наполеон, с. 397).

Талейран, умнейший из всех, кто изменил Наполеону и содействовал реставрации Бурбонов в 1814 г., сказал о них с первых же их шагов: «Они ничего не забыли и ничему не научились». Ту же мысль выразил и Александр I в разговоре с Коленкуром: «Бурбоны и не исправились и неисправимы».

Сам король, старый больной подагрик Людовик XVIII, был человеком осторожным, но брат его, Карл Артуа, и вся свора эмигрантов, вернувшаяся с Бурбонами, и дети этого Карла Артуа, герцог Ангулемский и герцог Беррийский, вели себя так, как если бы никакой революции и никакого Наполеона никогда не существовало. Они всемилостивейше соглашались забыть и простить прегрешения Франции, но с тем условием, что страна покается и вернется к прежнему благочестию и прежним порядкам. При всем их безумии они скоро убедились, что абсолютно невозможно ломать учреждения, основанные Наполеоном, и все эти учреждения остались в неприкосновенности: и префекты в провинции, и организация министерств, и полиция, и основы финансового обложения, и кодекс Наполеона, и суд – словом, решительно все создания Наполеона, и даже орден Почетного легиона остался, и весь уклад бюрократического аппарата, и устройство армии, устройство университетов, высшей и средней школы, и конкордат с папой – словом, остался наполеоновский государственный аппарат, но только вместо самодержавного императора наверху сидел «конституционный» король. (Наполеон,  с. 366).
Речь идет о чрезвычайного характерном для Реставрации явлении - именно что реставрация, особенно полная как раз и стремиться вести себя так, как если бы ни какой революции никогда и не было или во всяком случае  это был какой -то странный зигзаг, а теперь всё возвращается на прямой путь исторического развития,  а  они сами являются прямыми наследниками "Старого порядка",  ничуть не прерывавщегося. Это обстоятельство и есть причина её будущего исторического падения.

"Но эта образованная масса, воспитанная на просветительной литературе и свободомыслии XVIII в., очень скоро стала раздражаться засилием, проявленным духовенством и при дворе Бурбонов, и в администрации, и в общественной жизни. Гонения на все, напоминающее вольтерьянский дух, было поднято со всех сторон. Фанатики юродствовали особенно в провинции, где новые чиновники назначались кое-где по выбору и рекомендации церкви. С каждым месяцем Бурбоны и их приближенные все более и более расшатывали свое положение. Бессильные восстановить старый строй, уничтожить гражданские законы, данные революцией и Наполеоном, бессильные даже только прикоснуться к зданию, сооруженному Наполеоном, они провоцировали своими словами, своими статьями, своей ярой агитацией, своим дерзким поведением как крестьянство, так и буржуазию." (Наполеон, с. 368).
Это гонение на вольтерянский дух есть тоже характерное явление. Усиление власти Церкви, клерикализация  -это проявление той социально -политической функции религии, которая так необходима при осуществлении классового господства.
"Франция примерится при любом правительстве, лишь бы основные  достижения буржуазной революции, укрепленные буржуазной империей, остались незыблимы: Франция примиртся с удалением Наполеона, если созданный революцией и кодифицированный Наполеоном строй окажется непоколебим. Эта мысль  заставляла  в критические апрельские дни 1814 г.  называть то Бернадотта, то Луи-Филиппа. Сила же Талейрана была в том,что его кандидат, Людовик XVIII,  имел за себя принцип легитимизма, престиж  традиционной монархии, могущественно влияющих на ненавидящих революцию монархов, вошедших в Париж. "Когда был взят Париж, то в государи предлагали кто сына Наполеона с назначения регентства, кто Бернадотта, кто, наконец, Луи-Филиппа. Но Талейран ответил: или Людовик XVIII или Наполеон. Это  - принцип, всё - остальное интрига", напонимает Маркс в письме к Руге. (Талейран, с. 564).
 Карл Маркс, цитируя Талейрана,  опять же замечательно точен в исторической оценке событий.  Контреволюция не может остановится на половине пути, она должна дойти до своего логического завершения. Поэтому вопрос или Ленин/Сталин или Николай II/Власов/Бандера он тоже совершенно исторически закономерен.
Кстати, не могу не отметить,что в электронной версии отсюда http://www.e-reading.club/chapter.php/94394/12/Tarle_-_Taleiiran.html этот абзац с цитатой Маркса (наряду со многими другими абзацами и прочими купюрами в тексте) просто выкинут.

Средний дипломат, средний политик Венского конгресса, подобно большинству дворянского класса тогдашней Европы, склонен был думать, что революция и Наполеон были внезапно налетевшими шквалами, которые, к счастью, окончились, и теперь следует, убрав обломки, починив повреждения, зажить попрежнему. Лишь сравнительно немногие понимали, что полная реставрация главного, то-есть социально-экономического старого режима, не удастся ни во Франции, где его разрушила революция, ни в тех странах, где ему нанес страшные удары Наполеон, и что поэтому не может удасться и полная реставрация политическая или бытовая. Из реакционеров это понимали и с горечью отмечали лишь единичные мыслители. Напрасно Людовик XVIII говорит, что он воссел на прародительский престол: он воссел и сидит на троне Бонапарта, а прародительский трон уже невозможен, со скорбной иронией говорил Жозеф де Местр, указывая на то, что во Франции весь социальный, административный, бытовой строй остался в том виде, как существовал при Наполеоне, — только наверху вместо императора сидит король и имеется конституция. (Талейран, с . 598)
Собственно  главное,чего реставраторы не понимают и что есть причина падения Реставрации.

"Талейран ясно видел, что Бурбоны могут держаться, только если, махнув рукой на все свои обиды, примут революцию и империю как неизбывный и огромный исторический факт и откажутся от мечтаний о старом режиме. Но не менее ясно он вскоре увидел и другое: именно, что ни королевский брат и наследник Карл, ни дети этого Карла - герцог Ангулемский и герцог Беррийский, ни вернувшиеся во Францию эмигранты ни за что с такой политикой не согласятся. Он увидел, что при дворе в 1815 г берет верх партия разъяренных и непримиримых дворянских и клерикальных реакционеров, находящихся под властью абсурдной, неисполнимой мечты об уничтожении всего, сделанного при революции и удержанного Наполеоном, то-есть, другими словами, они желают обращения страны, вступившей на путь буржуазного - торгово-промышленного развития, в страну феодально-дворянской монархии. Талейран понимал, что эта мечта совершенно неисполнима, что эти ультрароялисты могут бесноваться, как им угодно, но что всерьез начать ломать новую Францию, ломать учреждения, порядки, законы гражданские и уголовные, оставшиеся от революции и от Наполеона, даже только поставить открыто этот вопрос — возможно, лишь окончательно сойдя с ума. Однако он стал вскоре усматривать, что ультрароялисты и в самом деле как будто окончательно сходят с ума, — по крайней мере, утрачивают даже ту небольшую осторожность, какую проявляли еще в 1814 году." (Талейран, с. 642-643).
Собственно характеристика,чем подфаза частичной Реставрации отличается от подфазы полной Реставрации.

"Дело было не в том, и Талейран лучше всех, конечно, понял, в чем корень событий. Людовик XVIII, старый, больной, неподвижный подагрик, хотел только одного: не отправляться в третий раз в изгнание, умереть спокойно королем и в королевском дворце. Он был настолько умен, что понимал правильность воззрений Талейрана и опасность для династии белого террора и безумных криков и актов ультрареакционной партии. Но он должен был считаться с этою партией хоть настолько, чтобы не раздражать ее такими сотрудниками, как Фуше или Талейран." (Талейран, с. 650).

"И он видел,что Бурбоны продолжают подкапывать своё положение,что единственный между ними человек поосторожнее, Людовик XVIII, изнемогает в безуспешной борьбе против крайних реакционеров,что когда король умрет, на престол попадет легкомысленный старик Карл д' Артуа, который не только не станет противится планам восстановления старого режима, но и сам охотно возьмет  на себя инициативу, потому что у него  не хватит ума понять страшную опасность  этой безнадежной игры, этого нелепого и невозможного поворачивания истории вспять, не хватит даже того инстинкта самосохранения, который один только и мешал его старшему брату, Людовику XVIII, вполне примкнуть к ультрароялистам."(Талейран, с. 653-654).

Вы спрашивали отчего политика Путина на последнем сроке стала столь отчетливо непопулисткой, отчего с его стороны всё более идут уступки в социально -экономической сфере,  хотя раньше такого столь открыто не было,  отчего слабый Янукович был заменен на Петра Порошенко охотно взявшего на себя инициативу по восстановлению старого порядка, отчего медийные гос. персоны стали столь откровенны в своих высказываниях. Читайте -  и получите почти дословную аналогию. Правильная общественная историческая теория дает ответы:)

Талейран отчетливо сознавал, что дворянство как класс ранено насмерть еще Великой буржуазной революцией и не только уже никогда не воскреснет, но заразит трупным ядом самую династию." (Талейран, с. 659). Собственно переложите аналогию  на современную буржуазию..:)

. Видел он, что и «со стороны», извне, никто Бурбонов не предупредит и не спасет. Талейран в эти годы иронически-сожалительно говорил о «голове бедного императора Александра», набитой контрреволюционными бреднями и запуганной Меттернихом. Еще в 1814 году Александр понимал, что Бурбоны погибнут, если не примирятся с новой Францией, но в двадцатых годах он уже пере­стал об этом говорить."( Талейран, с.667). Не спасет, потому что извне  такие же реакционеры, 20-е годы 19вв. - " это поворот со столбовой дороги истории по ступицу в грязь", по выражению Герцена. Некому спасать и подсказать гибельность курса, закусившим удила реставраторам.

"Талейран твердо знал, что Карл X погибнет на этой попытке лишить буржуазию и крестьянство того, что им дала революция. Что рабочему классу революция гораздо меньше дала, а Наполеон и Бурбоны отняли и то, что она дала, и что рабочие теперь впервые после прериаля 1795 года начинают проявлять стремление к активности и непременно поддержат любое восстание, даже если оно начнется не по их инициативе, — этого Талейран не предвидел." (Талейран, с. 668).

Собственно Славная (Июльская 1830) революция есть закономерный итог полной Реставрации, поскольку  нельзя вернуть всё как было до, "Старый порядок" пал окончательно  и бесповоротно, можно только создать новое, применительно к постреволюционным условиям.

Comments

Благодарю. Не зря ждала этого поста. Пока нет конкретики по России - не могу пока выложить свою, но хотелось бы поговорить вот о чем.

У нас весь процесс очень продолжительный получился. Хоть и говорят, что со временем ход истории ускоряется- у нас все растянулось на много поколений. И эпоха "Бонапарта" не свелась к одному лишь Сталину, которого сравнивали с Наполеоном, а продолжилась на десятилетия при его преемниках, и эпоха частичной реставрации длится вот уже скоро три десятилетия. А полная еще только грозит начаться. Словно бы это не у людей, а у эльфов случилась революция, которые все йени меряют.

С чем это может быть связано? Долголетие СССР возможно объяснить и социалистическим характером революции, чего прежде не было, и тем, что Сталин, в отличие от Наполеона, не был бит. Но такая тягучесть контрреволюции, вполне пропорциональная долголетию революции?
. Пока нет конкретики по России" Моё мнение по историческим аналогиям для пост СССР во второй части:)
У нас весь процесс очень продолжительный получился.Хоть и говорят, что со временем ход истории ускоряется- у нас все растянулось на много поколений" Мог быть и кратким как во Франции и Англии. Победила бы правая оппозиция в 1927-1929 получили бы Термидор и Реставрацию годам к сороковым.
И здесь я согласен с Лениным и Сталиным, а не с Троцким т.е. революционный исторический цикл -это закономерность,а не неизбежность как утверждал Лев Давыдович.
Потому что утверждая неизбежность советского Термидора, Лев Давыдович по сути утверждал неизбежность поражения социалистической революции (точнее двойной - буржуазно -социалистической),а это не так.
Процесс не был неизбежным, хотя и закономерным. Различие между неизбежностью и закономерностью -это принципиальная позиция. Революция не проиграла в 1918-1922, 1927 -1929 (и здесь я опять принципиально не согласен с автором ролика, отсчитывающим советский Термидор с даты поражения левой оппозиции, ИМХО если уж оперировать аналогиями, то это аналог борьбы эбертистов (Эбер, Шометт) и бешеных против центристов Максимилиана Робеспьера), могла устоять в 1953-1957. То что антипартийная группа оказалась на 22 съезде в меньшинстве логично, но не обязательно. Выиграй старая ленинская гвардия (Молотов, Каганович, Ворошилов) у ревизионистов, и мы до сих пор могли бы иметь социалистический СССР.
Выиграй т.н. левопатриотическая оппозиция у реставраторов (в 1991 при путче, 1993 в октябре, 1996 на выборах, в 1998 при военном мятеже генерала Рохлина) была бы у нас мягкая частичная реставрация без дальнейшего продолжения/славная революция (в зависимости от состава победивших сил) с перспективой более или менее устойчивого "социального" государственного капитализма. Устойчивая потому что цикл революции был бы завершен, а устойчивость сохранялась бы до нового общего мирового кризиса капитализма.
Сталину, которого сравнивали с Наполеоном" Я бы не сравнивал Сталина с Наполеоном по роли в революционном процессе (по величию исторических фигур несомненно). Аналог Наполеона для СССР ИМХО Георгий Константинович Жуков, и да он мог прийти в власти сместив Хрущева. Блестящий военный гений, любимец нации, приходящий к власти после Термидора, смещающий победивших термидорианцев (Директорию во Франции, хрущевцев у нас) в результате военного переворота,с группой своих старых товарищей -это к Жукову,а не к Сталину.

Edited at 2018-12-17 07:58 am (UTC)
Отлично сказано. Я всегда так же думал, но Вы изложили все вместе. Полагаю, нам предстоит Славная революция.