Noldo_Ecthelion (noldo_ecthelion) wrote,
Noldo_Ecthelion
noldo_ecthelion

Categories:

Ирис в дождливые дни

Сегодня я хотел бы поговорить о только что прочитанном мной ранобэ про роботов, которое меня очень зацепило - Ирис в дождливые дни, часть цветочного цикла про роботов от  Такеси Мацуяма (каждая из частей незавима друг от друга и её спокойно можно читать отдельно)

https://ruranobe.ru/r/HS/v1

https://myanimelist.net/manga/56923

На Ирис и ко можно полюбоваться здесь https://ruranobe.ru/r/HS/v1/i
В 2008 году работа заняла десятое место в рейтинге Kono Light Novel ga Sugoi! яп. このライトノベルがすごい!, Коно Райто Нобэру га Сугой!, Это ранобэ* поразительно!, англ. This Light Novel is Amazing! т.е. ежегодного гайдбука по лучшим японским ранобэ. Страничка топа  на Шикимори  https://shikimori.one/collections/976-top-10-ranobe-kono-light-novel-ga-sugoi-top-10-ranobe



Ирис - милая  горничная в доме профессора Венди Фо Амбрелла, которая очень довольна  своей работой и любит свою хозяйку

"Я выгляжу как девушка. Запрограммированный возраст – пятнадцать лет. Белые щеки, небесно-голубые глаза, тонкие дуги бровей, чуть волнистые каштановые волосы до плеч. Длина конечностей как у доктора, да и красива я так же... Это не только мое мнение, доктор всегда восхищается моей миловидностью.

Я одета в костюм сказочной горничной. Голову покрывает оборчатый чепчик, вырез на фартуке подчеркивает изгибы груди, приталенное персиковое платье просторное и вообще похоже на свадебное. До сих пор не знаю, где доктор отыскала такую красоту.

Я зарядилась за двенадцать минут и одну секунду. Батарея – 99,93%, отходы – 0,02%.

...
Воскресенье.

Я в белом платье с оборками стою перед зеркалом.

Сегодня у нас с доктором свидание. Ну, только на полдня, в кино и в кафе.

– Ирис, мы выходим! – позвала доктор снизу.

– Да, я иду! – громко откликнулась я, надевая широкополую соломенную шляпу. Она спрячет мои ушные антенны, и любопытные детишки не станут кричать: «Робот! Это робот!»

«Платье в порядке, шляпа в порядке, батарея заряжена на максимум!»

..."

– Тебе очень идет.

«Тебе очень идет... Тебе очень идет... Тебе очень идет... Тебе очень идет...» – ее слова эхом отдались в контуре разума.

Ах, я теперь весь день буду счастлива!"

Однако в результате несчастного случая на работе  профессор погибает,а Ирис сначала разрезают, а потом собирают из отходов и отдают в местный аналог истребительно -трудового лагеря

"Только поздно ночью нас собрали у какого-то склада, в котором лежали камни, доски и всякое такое. Затем надзиратели расставили роботов перед квадратными стойками метр на метр, которые вызвали стойкую ассоциацию с надгробными плитами, и воткнули в каждого зарядный кабель. Казалось, трупы вылезли из могил и выстроились за пищей."

"Там мы клали их на ленту конвейера, который действительно извивался как кишечник. На том его конце десятки рабочих в противогазах рассортировывали «отбросы».

Сперва я думала, что они люди. Но потом присмотрелась к их движениям, прислушалась к окрикам злых надзирателей и поняла – это тоже роботы. Неясно только, зачем они носили противогазы. Видимо, входили в контакт с опасными веществами.

Подытоживая: люди только следили за нами и отдавали приказы. Мы же, роботы, беспросветно трудились на них, как рабы, как муравьи, несущие кусочки еды, и ночью возвращались в гнездо."

"Большой, но медленный Пятнадцатый отважно нес огромные куски бетона, делал широкие шаги, но в любой момент рисковал поскользнуться в грязи. А упав, он... смешно раскидывал руки, будто жук.

А вот ловкая Тридцать восьмая проносилась мимо других роботов, как порыв ветра. У меня сразу возникала ассоциация с каким-нибудь юрким зверьком наподобие кошки или белки.

Проходя ряд"ом с Пятнадцатым, она всегда легонько хлопала его по поясу и бросала пару коротких фраз вроде: «Йо!», «Держишься еще?», «До скорого!».


"Товарищи по работе и не задумывались о сплочении. Каждый замкнулся в себе и просто носил строительный мусор от рассвета до заката, а на ночь «засыпал» после нажатия рубильника. На этой площадке не существовало «горизонтальных» отношений между роботами, лишь «вертикальные» между роботами и людьми, приказывающими им. Никаких диалогов, никакой взаимопомощи."


Курсив мой. Тут точно работы описываются?:) У меня стойкие ассоциации  с положением пролетариата:)
Сравните с известной записью Геста gest про красную татибу и роботов:)  "так как машины являются эксплуатируемыми субъектами (они вынуждены тратить свою энергию на обеспечение существования людей, которые ими управляют), то рано или поздно они осознают всю несправедливость своего положения. И исправят её."https://gest.livejournal.com/1403848.html Хотя ИМХО решение задачи будет совершенно другое  сродни  САО/Ускоренному миру Р. Кавахары (Черный легион кстати прямо это декларирует:) не разрыв с техносферой(люди vs ИИ), а гармоничное слияние с ней, Адептус Механикум.  Мыслящие роботы как часть коммунистического общества.

– А, ну... Вы двое интересны мне.

– Двое?

– Вы, Лилит, и Пятнадцатый.

– Пятнадцатый... А, ты про Волкова?

Волков. Вот, значит, как зовут того гиганта.

– Мы уже друзья, не нужно так ко мне обращаться. Я Лилит Санлайт.

– Санлайт... Чудесное имя, – искренне восхитилась я. Лилит и правда была такой... солнечной.

– П-правда? – видимо, мои слова польстили ей. – Кстати, а его зовут Свалков Галоша.

– Нет... Волков Галоша, – тотчас поправил исполин, обернувшись.

– Ой, услышал.

– Лилит... ошиблась... в имени.

– Может, лучше переименуешься в Свалкова? Оно тебе больше подходит.

– Свалков... неправильно. Я... Волков.

Гримдарковая сцена утилизации отработанных роботов. Сродни по ощущениям сцене  из еврейских концлагерей.

– Стоять!– заорал надзиратель, и сотня роботов одновременно замерла. – Называю номера! Кто услышит свой, собирается у «кишок»! Два, шесть, семь, девять!.. – выкрикивал он, будто читая список на зачисление. – Тринадцать, шестнадцать, семнадцать!..

Пятнадцатый, Волков, был пропущен.

– Что происходит?

Лилит, однако, покачала головой. Ее, тридцать восьмую, тоже не назвали.

Я беспокойно наблюдала за нежданным отбором.

– Девяносто шесть, сто два, сто пять, сто одиннадцать!..

Сто восьмую, меня, тоже не тронули. Что все это значит?

– Сто пятнадцать, сто восемнадцать... Все! Все, кого я назвал, собрались немедленно! Не мешкать!

– Внутрь, – махнул мужчина большим пальцем через плечо, где шумели стальные челюсти.

Мгновение Второй не двигался с места, как будто не понял команду.

– Шевелись! – рявкнул надзиратель. – Это приказ!

Оцепеневший робот неловко зашевелил ногами, приближаясь к валам.

– Не может быть... – прошептала я.

Второй вошел в зону захвата.

И...

Заскрежетал металл. Острые лопатки отсекли переднюю ногу бедняги, размололи ее и переправили внутрь машины. Затем затянуло и всего Второго. Валы медленно расплющили его, будто под прессом, и растерзали на куски кровожадными клыками.

Я – да и не только я – в шоке наблюдала за смертной казнью. А ведь ничто не предвещало беды!

Вскоре машина всосала всего робота. На какой-то миг он завис вниз головой, вверх задними ногами и с треском исчез в чреве черного демона. Лишь что-то зашебуршало, как перекатывающийся гравий, и наружу вылетело несколько болтов с гайками.

Мы с Вторым никогда не разговаривали, однако я постоянно встречала его во время рейсов и знала его идентификационный номер.

HRP006, четырехногий робот старого образца, некогда довольно популярный, ушел навсегда.

Меня било крупной дрожью, разум переполнял непреодолимый страх.

– Следующий! Номер шесть! – прокричал надзиратель, и Шестой вздрогнул.

Я знала и Шестого. Тоже гусеничный, безголовый, с круглыми глазами-линзами на груди. Роботы-рабочий старой модели. Единственный раз мы пересеклись, когда он случайно поскользнулся на грязи и врезался в меня, на автомате извинившись. В тот раз я отметила, как похожи наши голоса.

Впрочем, больше мы не увидимся...

– Внутрь! Это приказ!

Мы уже поняли, что начальство решило избавиться от самых старых роботов. Четырехногий Второй, гусеничный Шестой и Седьмой в последнее время работали из рук вон плохо: двигались еле-еле, то и дело роняли обломки и постоянно получали выговоры.

– Следующий! Номер девять!

Машина с ревом раздирала роботов на части и иногда отбрасывала куски в сторону. Под ней накопилась уже целая кучка «объедков».

Очередь дошла до последнего робота.

– Ну! Иди быстрее!

Сто восемнадцатый не двинулся с места. Он прибыл на объект после меня и сразу показал себя с худшей стороны: едва переставлял свои две ноги, словно паралитик, и падал от малейшего толчка. Но винить во всем стоило не его, а ужасное обслуживание.

И тут...

Сто восемнадцатый пружиной распрямился и бросился бежать.

– Что?!

Надзиратель остолбенел.

Насколько я знаю, это был первый робот, который публично не подчинился приказу. Вероятно, его контур безопасности вышел из строя.

Сто восемнадцатый шатко, но быстро несся вниз по холму к свободе. Однако надзиратель не погнался за ним сам и не отдал приказ на его преследование. Он видел, как робот принялся карабкаться по металлическому забору.

«О нет! Там же!..»

Взобравшись на пять метров, беглец коснулся колючей проволоки. В то же мгновение стрельнули искры, повалил дым, и Сто восемнадцатый рухнул на землю.

Забор находился под высоким напряжением.

Проклиная все на свете, робот попытался встать, но лишь мелко задрожал. Короткое замыкание обездвижило его.

По приказу надзирателя один из нас скрутил его и принес обратно.

Такое повторялось уже не первую тысячу раз. Единственное отличие заключалось в том, что Сто восемнадцатый вопил:

– Нет, нет, я не хочу умирать!

Робот подтащил Сто восемнадцатого к машине и швырнул внутрь. Железный палач медленно сомкнул челюсти на нижней половине приговоренного, будто бы смакуя его.

После череды душераздирающих предсмертных воплей Сто восемнадцатый погиб.

KANE LIVES IN DEATH!!! PEACE THROUGH POWER!!! PEACE THROUGH POWER!!!


 А следующий отрывок про последний бой  бывшего военного робота из состава бронекорпуса по имени  Волкова Галошу  я читал под эту музыку... (кстати, забавно,но  винрарный персонаж по фамилиии   Volkov со своей собакой в C&C Red Alert был) против этих самых "мясных мешков"  благо очень по атмосфере подходит - если Вы не любите  машину корпорации GDI, то понимайте о чем я (а не то что Волков Галоша ВНЕЗАПНО скрытый член Братства NOD^)

"Рука разорвала металл кузова, как мягкое масло, и вылезла наружу, будто хищник, выжравший добычу изнутри. За ней показалась огненная голова, потом огненное тело, огненные ноги...

Среди всполохов пламени стоял огненный исполин.

– Гр-р-р-р-р-р-ра! – зарычал он, содрогая ночной воздух.

...

– Вол... ков?

Наш друг – а это и правда был он – страшным, полыхающим колоссом направился к нам тяжелой поступью. Квадратные глаза горели неистовым светом, ступни гулко грохали о мостовую, а руки в устрашающем жесте тянулись к врагам.

– Стой! Это приказ! – закричал полицейский.

Однако Волков не останавливался. Каждый его шаг оставлял в асфальте овальную выбоину, охваченную огнем.

– Стоять! Это приказ! – повторил мужчина.

Но гигант будто не слышал его и взирал на противников с невероятной целеустремленностью... Нет...

С жаждой крови.

– Огонь!

Винтовки выстрелили. Десятки лазерных лучей по едва заметной дуге устремились к Волкову, словно он был большим магнитом.

...

Подруга тоже поняла, о чем я. Мощный робот ни за что бы не пролез в шахту метрового диаметра.

– Что поделать, поищем другое место, – вздохнула Лилит, отказываясь от идеи пройти через канализацию.

– Я... остаюсь, – внезапно пробасил Волков.

– Чего? – сделавшая несколько шагов Лилит обернулась. – О чем это ты?

– Я... остаюсь... Ты и... Ирис... идите.

– А? Ты хочешь, чтобы мы ушли первыми?

– Погоня... здесь.

Стоял самый темный час перед рассветом.

В небе, куда смотрел Волков, мигали бесчисленные «звездочки».

– Эй, это же военные!

Огоньки увеличивались. Вскоре я разглядела вертолеты, шарящие по земле лучами прожекторов.

– Лилит... быстрее.

– О чем ты говоришь? Мы сбежим вместе!

– Я... остаюсь, – возразил Волков, усилил хватку, и потащил Лилит к люку.

– Эй, эй, Волков! Пусти меня! – воскликнула девушка, вырываясь, но тот ее не слушал.

– Военные... идут за... мной.
...

– Сломан, – внезапно сказал Волков. – Я... сломан.

– Чего?

Лилит уставилась на него с неприкрытой тревогой.

Исполин невозмутимо объяснил:

– Я... загорелся... в грузовике. Контур... безопасности... сломался. Поэтому... я... использовал... оружие. Поэтому... он... запустился.

– Кто запустился? – осторожно уточнила Лилит, боясь услышать ответ.

– Код самоуничтожения, – пробасил Волков.
...

Вскоре мы услышали приглушенный взрыв.

Вероятно, только что нашего верного товарища разорвало на куски."

Последние слова Лилит

И... Ирис Рейн Амбрелла! – Лилит схватила меня за плечо, страшно округлив глаза. – Сними уже розовые очки!

Под ее яростным напором тело само собой сжалось.

– Ты должна жить! С этой картой тебя отремонтируют! Но со мной уже все покончено! Починят только тебя!

– Н-но ведь!..

– Наберись смелости! Без нее ты в одиночку не выживешь! Мир не так прост! Будешь слабой, живо отправишься на свалку!

Она закашлялась, обрызгав меня маслом, и крикнула:

– Давай, иди! Быстрее!

– Но... Но!..

– Ирис, хватит ломаться! – воскликнула она, глядя затуманенным взором.

Однако я держала ее за руку и повторяла, как избалованный ребенок:

– Нет, я не хочу...

<Лилит не ответила.">

И временная смерть  самой главной героини

«Внимание».

Зазвучал электронный голос контура разума. Громкий, самоуверенный. Несущий страшную весть. Как электрокардиограф при остановке сердца.

«До полной разрядки батареи пять минут. Зарядитесь немедленно».

Безжалостный смертный приговор. Невидимый палач отмерил мне всего пять минут.

«Нечестно. Почему так?!»

Я стукнула по дороге рукой. Боль и отчаяние породили вихрь гнева в груди.
...

Что? Почему? Я не верю своим глазам.

Это сон? Мираж?

Но ведь это она доктор, мой доктор. Она стоит там и улыбается мнена самом деле стояла там и улыбалась мне.

Я разрядилась, но чувствовала облегчение, зачарованно глядя на нее и купаясь в море эмоций.

Ах, доктор, вы живы. Почему вы раньше не сказали?

Доктор, ждите, я уже иду.

Кстати, доктор, почему мне кажется, что вы сегодня какая-то не такая?

Почему вы без очков? Забыли их дома?

Почему у вас на шее нет портсигара? А, точно, он же у меня в руке. Сейчас я отдам его вам.

Почему нас вас сегодня белоснежное платье? Оно отличается от вашего обычного белого халата. Разве у нас дома было такое платье?


Статуя https://ruranobe.ru/r/HS/v1/ch3

Однако нужно помнить,что "for the machine is immortal" и  в итоге  всё кончилось более или менее хорошо. Ирис пересобрали, она нашла сломанную  Лилит и восстановила её. Лилит теперь хранит в себе осколок Волкова. А еще они создали приют для помощи нуждающимся в восстановлении роботам.К прочтению особо приглашаются uncle_ho (за милую горничную робота), sleepyxoma (за общую любовь к отличным японским новеллам),  d0ctor_z ( эксплуатация роботов и трансгуманизм), i_ddragon (робототехника и вообще "серая татиба":)gcugreyarea (сюжет с техносферой).

Tags: Аниме, Общественное, Размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments