Noldo_Ecthelion (noldo_ecthelion) wrote,
Noldo_Ecthelion
noldo_ecthelion

Categories:

Копирайт вредит прогрессу

Очередная подборка того как именно  это происходит.

1. Продал пять измерительных рулеток и три малярные кисти - будь добр, заплати 400  тыс. рублей:)

Цитирую  Постановление Конституционного суда РФ от 24.07.2020 № 40-П

Постановление по делу о проверке конституционности подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации ​

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 3 декабря 2019 года частично удовлетворены исковые требования ЗАО «Корпорация «Мастернэт» и ЗАО «Зубр ОВК» к индивидуальному предпринимателю И.В.Симакиной о взыскании с нее компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.Основанием для принятия судебного акта послужили следующие обстоятельства, установленные судом. Ответчицейреализованы на универсальном рынке пять измерительных рулеток и три малярные кисти, на которых нанесены изображения, сходные до степени смешения с товарным знаком «Stayer» и на двух рулетках также с товарным знаком «Зубр», зарегистрированными за истцами в отношении широкого перечня товаров. Поскольку ответчицаправ на использование этих товарных знаков у истцов не приобретала, те обратились в суд с иском о взыскании компенсации каждый в сумме 200тыс.руб., обосновав ее размер представленными ими лицензионными договорами, которые заключены с третьим лицом и по условиям которых лицензионное вознаграждение составляет 300тыс.руб. за три товарных знака, включая «Stayer», и 100 тыс.руб. за товарный знак «Зубр» ежеквартально.Удовлетворяятребования о взыскании компенсации лишь в размере 50тыс.руб. в пользу каждого из истцов, суд счел заявленныйими размер компенсации чрезмерным,противоречащимпринципам разумности и справедливости, имеющимкарательный характер, учитывая, в частности, что подобное правонарушение совершено ответчицейвпервые, не является грубым (ейне было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой продукции) и не составляет существенную частьее предпринимательской деятельности, а равно принимая во внимание отсутствие доказательств возникновения у истцов убытков и незначительную цену товара"

взыскание компенсации за нарушение интеллектуальных прав, будучи штрафной санкцией, преследующей в том числе публичные цели пресечения нарушений в сфере интеллектуальной собственности, является тем не менее институтомчастного права, котороеосновывается на признании равенства участников регулируемых им отношений(пункт 1 статьи 1 ГК Российской Федерации) и в рамках которого защита имущественных прав правообладателя должна осуществляться так, чтобы обеспечивался баланс прав и законных интересов участников гражданского оборота, т.е. с соблюдением требований справедливости, равенства и соразмерности, а также запрета на осуществление прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц(статья 17, часть 3,Конституции Российской Федерации);
нельзя исключать, что при некоторых обстоятельствах размер ответственности, к которой привлекается нарушитель прав на объекты интеллектуальной собственности, в сопоставлении с совершенным им деянием может превысить допустимый с точки зрения принципов равенства
и справедливости предел и тем самым привести к нарушению статей 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а в конечном счете к нарушению ее статьи 21, гарантирующей охрану достоинства личности и не допускающей наказаний, унижающих человеческое достоинство;отсутствие у суда, столкнувшегося с необходимостью применитьна основании прямого указания закона санкцию, явно с учетом обстоятельств конкретного дела несправедливуюи несоразмернуюдопущенному нарушению, возможности снизить ееразмер ниже установленного законом предела подрывает доверие граждан как к закону, так и к суду.

Опираясь на приведенные правовые позиции,Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о несоответствии подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515ГК Российской Федерации статьям 17 (часть 3), 19 (части 1и 2), 34 (часть 1)и 55 (часть 3)Конституции Российской Федерации в той мере, в какой в системной связи с пунктом 3 статьи 1252 данного Кодекса и другими его положениями они не позволяют суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одним действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, определить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного данными законоположениями, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

Соответственно, компенсация может быть больше (в умеренных пределах), чем цена, на которую правообладатель мог бы рассчитывать по договору о передаче права на использование объекта исключительных прав. Штрафной ее характер наряду с возможными судебными расходами и репутационными издержками нарушителя должен стимулироватьк правомерному (договорному) использованию объектов интеллектуальной собственности и вместе с темспособствовать, как следует из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 10 октября 2017 года No2256-О, восстановлению нарушенных прав, ане обогащению правообладателя.

Поскольку отсутствие у суда правомочия при наличии побуждающих к тому обстоятельств снизить размер компенсации, исчисленнойуказанным образом, в условиях правовой неопределенности может привести, вопреки конституционным требованиям справедливости и равенства, к явной несоразмерности налагаемой на ответчика имущественной санкции ущербу, причиненному правообладателю, и тем самым к нарушению баланса их прав и законных интересов, которые защищены статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2),34 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, следует признать, что подпункт 2 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации не соответствует Конституции Российской Федерации.Это, однако, не означает отсутствия у законодателя права прибегнуть при установлении размера компенсации к такой юридической конструкции, как двукратный коэффициент относительно стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака, при условии применения судами отвечающих смыслу гражданского законодательства и правовым позициям, выраженным в настоящем Постановлении, критериев сопоставимости обстоятельств нарушения с условиями такого правомерного использования.Впредь до внесения в гражданское законодательство изменений, вытекающих из настоящего Постановления, суды не могут быть лишены возможности учесть все значимые для дела обстоятельства, включая характер допущенного нарушения и тяжелое материальное положение ответчика, и при наличии соответствующего заявления от него снизить размер компенсации ниже установленной подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации величины. При этом с целью недопустить избыточноговторженияв имущественную сферу ответчика, с одной стороны, и, с другой, лишить его стимулов к бездоговорному использованию объектов интеллектуальной собственности размер такой компенсации может быть снижен судом не более чем вдвое (т.е. не может составлять менее стоимости права использования товарного знака). Кроме того, снижением размера компенсации за нарушение исключительного права с учетом настоящегоПостановления не могут подменяться как установление судом обстоятельств рассматриваемого им дела,так и исследование им доказательств, относящихся к допущенному нарушению и условиям правомерного использования товарного знака, на стоимость которого ссылается истец."

http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision482044.pdf

Или более простым языком описано на сайте "Право.ру" в статье "КС объяснил,можно ли снизить компенсацию за нарушение авторских прав" https://pravo.ru/news/224249/?desc_search=

"АО «Корпорация «Мастернэт» и ЗАО «Зубр ОВК» обратились с иском к Инне Симакиной Она  продала на рынке пять измерительных рулеток и три малярные кисти с изображениями, которые схожу до степени смешения с товарными знаками «Stayer» и «Зубр». Эти знаки истцы зарегистрировали в отношении широкого перечня товаров.

Каждая компания требовала от Симакиной компенсацию в размере 200 000 руб. При этом они указывали, что пп. 2 п. 4 ст. 1515 Гражданского кодекса даёт правообладателю по своему выбору требовать компенсацию за незаконное использование товарного знака в размере двукратной стоимости товаров, на которых он был размещён, либо двукратной цены за его правомерное использование. Истцы предоставили договоры с третьими лицами, согласно которым за право на использование трёх товарных знаков, включая «Stayer», они ежеквартально платят 300 000 руб., а за аналогичное право на «Зубр» – 100 000 руб.

Судья  постановила уменьшить размер компенсации и взыскала с ответчицы по 50 000 руб. в пользу каждого из истцов. При этом судья указала, что ответчица привлекается к суду впервые и не знала заведомо о незаконном использовании товарного знака, а цена проданных ею предметов невелика. С учётом этого запрошенный истцами размер компенсации противоречит принципам разумности и справедливости, решила судья.

Истцы не согласились с этим решением и подали апелляционную жалобу. Апелляционный суд  приостановил производство по делу и обратился в КС за разъяснением о том, соответствуют ли положения пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК Конституции. 15-й ААС отметил, что эта норма и сложившаяся практика её применения не позволяет суду снизить размер компенсации с учётом всех обстоятельств дела.

Конституционный суд отметил, что нормы компенсации за нарушение интеллектуальных прав, как и любое регулирование в сфере собственности, должны отвечать принципам справедливости, равенства и соразмерности. Явное несоответствие её размера серьёзности допущенного нарушителем деяния противоречит Конституции, которая запрещает наказания, унижающих человеческое достоинство.Исходя из этого КС заявил, что пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК противоречит Основному закону в той мере, в какой в системной связи с п. 3 ст. 1252 ГК он не позволяет суду самостоятельно установить размер компенсации, даже если она многократно превышает поддающийся исчислению реальный ущерб от правонарушения."

Tags: Общественное, Право, Размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments